В целях улучшения предоставляемых услуг мы используем cookies на сайте. Оставаясь на сайте, вы принимаете условия политики конфидециальности и использования персональных данных.

Размер шрифта

Включить озвучивание

Статьи

Как феникс из пепла

30 ноября 2019

Глядя на расположение Термеза на географической карте, понимаешь, почему этот город, не раз стертый с лица земли, всегда восстанавливался, как феникс из пепла, именно здесь – на обширной излучине Амударьи, лишь слегка меняя свое местоположение.

Когда Чингисхан в 1220 году разорил и сровнял с землей древний Термез, уцелевшие жители перебрались чуть на восток, где в XIII-XIV веках стал складываться новый город. Его центром стал Султан Саодат – комплекс мавзолеев термезских сейидов (потомков Пророка). Самые первые постройки этого комплекса, домонгольские, датируются концом X века. Это два мавзолея с мечетью между ними. Первым был мавзолей аль Мулька, который носил титул султан-и-саодат, отсюда и название комплекса. После монгольского нашествия рядом были возведены новые мавзолеи, вокруг которых вырос город, получивший название «гулгуда», то есть «шумный».

Здания строились из жженого кирпича. Удивительно, как древние мастера использовали возможности этого материала, тщательно выкладывая кирпичный декор в виде парной кладки «в елочку» или «бантиком», «ромбами», «кольцами» и «бутонами», с поясами из отесанного кирпича. Часто на четырех стенах с восьмигранным ярусом арочных парусов устанавливались крупные купола. Этот удивительно строгий художественный облик и особенности архитектуры присущи только постройкам Термеза…

Большая часть первоначального декора была утрачена, к комплексу всегда тянулись паломники, зажигающие свечи и факелы, поэтому бесконечные ремонты, которые затевали хранители мавзолеев на протяжении многих веков, практически на нет свели первоначальную отделку. Время тоже не пощадило здания: подземные толчки разрушили кирпичную кладку, в разные времена ханаки использовались под кухни или загоны для овец. Но современные исследования помогли восстановить былой вид комплекса с его майоликовой облицовкой, покрытыми золотом и сине-черной росписью стенами.

Сейчас это отреставрированный заново комплекс, строгий, молчаливый, поражающий своей архитектурной безупречностью и завершенностью, величественно несущий свои трехчастные мавзолеи. Над могилами сеийдов царит спокойствие.

Покровитель Термеза аль Хаким Ат-Термези

termez

Его полное имя по одной из версий – Абу Абдаллах Мухаммад ибн Али ибн Хасан ибн Башир, но современники прозвали его аль Хаким, что значит Мудрец.

До нашего времени дошло 60 трудов Ат-Термези, но, согласно исследованиям, им было написано около 80 трактатов, а некоторые источники даже называют цифру 400.

Произведения Ат-Термези хранятся в Дамаске, в библиотеке аз-Захирийа, в Египте, в Александрии, пять книг (списков) в Лондоне, несколько – в Лейпциге и Стамбуле. Как отмечают исследователи, Ат-Термези был хорошо знаком с буддийскими, христианскими и манихейскими учениями, влияние которых можно обнаружить в его трудах. За широчайший кругозор и глубину знаний современники и прозвали его Мудрецом.

Ат-Термези был похоронен у цитадели средневекового Термеза, со временем над могилой был возведен мавзолей из жженого кирпича. В XI веке стены мавзолея были украшены резьбой по ганчу. Затем к мавзолею добавилась поминальная мечеть, декор которой датируют XII веком. В 1389 году к древней усыпальнице был пристроен еще один мавзолей, а в 1405 году возведено самое крупное сооружение комплекса – двухпортальная ханака – весьма редкое архитектурное решение для Центральной Азии. Сегодня в мавзолее находится небольшой археологический музей с очень интересными и редкими экспонатами, раскрывающими быт прошедших времен. Уровнем ниже находится поминальное помещение с резным мраморным надгробием-сагана. Надгробие покрыто великолепной резьбой с изысканной каллиграфией. Это – один из шедевров камнерезного и орнаментального искусства темуридской эпохи.

Мавзолей впечатляет своими необычными формами и декором: черно-бело-золотые росписи полны тайных знаков и символов. Здесь особенно остро начинаешь понимать правоту великого суфия: материальное – преходяще, духовное – вечно.