Как феникс из пепла

Глядя на расположение Термеза на географической карте, понимаешь, почему этот город, не раз стертый с лица земли, всегда восстанавливался, как феникс из пепла, именно здесь – на обширной излучине Амударьи, лишь слегка меняя свое местоположение.

Когда Чингисхан в 1220 году разорил и сровнял с землей древний Термез, уцелевшие жители перебрались чуть на восток, где в XIII-XIV веках стал складываться новый город. Его центром стал Султан Саодат – комплекс мавзолеев термезских сейидов (потомков Пророка). Самые первые постройки этого комплекса, домонгольские, датируются концом X века. Это два мавзолея с мечетью между ними. Первым был мавзолей аль Мулька, который носил титул султан-и-саодат, отсюда и название комплекса. После монгольского нашествия рядом были возведены новые мавзолеи, вокруг которых вырос город, получивший название «гулгуда», то есть «шумный».

Здания строились из жженого кирпича. Удивительно, как древние мастера использовали возможности этого материала, тщательно выкладывая кирпичный декор в виде парной кладки «в елочку» или «бантиком», «ромбами», «кольцами» и «бутонами», с поясами из отесанного кирпича. Часто на четырех стенах с восьмигранным ярусом арочных парусов устанавливались крупные купола. Этот удивительно строгий художественный облик и особенности архитектуры присущи только постройкам Термеза…

Большая часть первоначального декора была утрачена, к комплексу всегда тянулись паломники, зажигающие свечи и факелы, поэтому бесконечные ремонты, которые затевали хранители мавзолеев на протяжении многих веков, практически на нет свели первоначальную отделку. Время тоже не пощадило здания: подземные толчки разрушили кирпичную кладку, в разные времена ханаки использовались под кухни или загоны для овец. Но современные исследования помогли восстановить былой вид комплекса с его майоликовой облицовкой, покрытыми золотом и сине-черной росписью стенами.

Сейчас это отреставрированный заново комплекс, строгий, молчаливый, поражающий своей архитектурной безупречностью и завершенностью, величественно несущий свои трехчастные мавзолеи. Над могилами сеийдов царит спокойствие.

Покровитель Термеза аль Хаким Ат-Термези

Его полное имя по одной из версий – Абу Абдаллах Мухаммад ибн Али ибн Хасан ибн Башир, но современники прозвали его аль Хаким, что значит Мудрец.

До нашего времени дошло 60 трудов Ат-Термези, но, согласно исследованиям, им было написано около 80 трактатов, а некоторые источники даже называют цифру 400.

Произведения Ат-Термези хранятся в Дамаске, в библиотеке аз-Захирийа, в Египте, в Александрии, пять книг (списков) в Лондоне, несколько – в Лейпциге и Стамбуле. Как отмечают исследователи, Ат-Термези был хорошо знаком с буддийскими, христианскими и манихейскими учениями, влияние которых можно обнаружить в его трудах. За широчайший кругозор и глубину знаний современники и прозвали его Мудрецом.

Ат-Термези был похоронен у цитадели средневекового Термеза, со временем над могилой был возведен мавзолей из жженого кирпича. В XI веке стены мавзолея были украшены резьбой по ганчу. Затем к мавзолею добавилась поминальная мечеть, декор которой датируют XII веком. В 1389 году к древней усыпальнице был пристроен еще один мавзолей, а в 1405 году возведено самое крупное сооружение комплекса – двухпортальная ханака – весьма редкое архитектурное решение для Центральной Азии. Сегодня в мавзолее находится небольшой археологический музей с очень интересными и редкими экспонатами, раскрывающими быт прошедших времен. Уровнем ниже находится поминальное помещение с резным мраморным надгробием-сагана. Надгробие покрыто великолепной резьбой с изысканной каллиграфией. Это – один из шедевров камнерезного и орнаментального искусства темуридской эпохи.

Мавзолей впечатляет своими необычными формами и декором: черно-бело-золотые росписи полны тайных знаков и символов. Здесь особенно остро начинаешь понимать правоту великого суфия: материальное – преходяще, духовное – вечно.

Археологический Клондайк

Если измерить всю территорию, на которой Термез был расположен в разное время, начиная от древней Тармиты-Тарамаэззы до наших дней, это будет огромное пространство между Амударьей и Сурхандарьей. Погибая и возрождаясь, город перемещался с места на место, оставляя огромные культурные слои, свидетельства беспрерывной смены времен. Есть города, похожие на гибкую лозу, которую можно согнуть, но трудно сломать, и даже сломанная, она дает новые побеги, способные к возрождению. В отличие от исторических призраков – Карфагена, Вавилона, Персеполя, Микен, Фив и многих других – они благополучно живут и по сей день.

Сoвременный Термез расположен в самом центре Древней Бактрии, на берегу седого Окса (Амударьи). Получить представление о его бурной истории можно в Термезском археологическом музее, который открылся в 2002 году в честь 2500-летия с даты первого упоминания об этом городе в летописях. А сколько времени он существовал до этого? Ахемениды, в состав государства которых город вошел в VI веке до н. э., уже называли его древним городом.

27000 экспонатов музея размещены в хронологическом порядке в девяти залах. Самые ранние находки датируются 100-м тысячелетием до нашей эры.

Каждый зал открывает стилизованный портал. Вначале вы попадаете в каменный век – пещеру Тешикташ в Сурханском оазисе, самую древнюю из найденных стоянку неадертальцев со знаменитым «тешикташским мальчиком», облик которого реконструирован по останкам. Древний человечек смотрит на нас строго и неулыбчиво: жизнь в каменном веке была сложной. Каменные резцы, скребла, клинки для обработки шкур, дерева, камня, охотничьи принадлежности, примитивные луки и стрелы, найденные в пещерах Байсунтау и Кугитанга, говорят нам о том, что древние люди здесь промышляли охотой и одомашнивали животных.

Затем вы попадаете в эпоху бронзы, в начало расцвета Древней Бактрии, которая расположилась по обеим сторонам реки, благословленной речным богом Оахшо, по которым до самого Хорезма струилась благодать Заратуштры. Вы попадаете в древние города, населенные искусными ремесленниками, умеющими делать медные зеркала, украшения, косметику и прекрасные статуэтки, удивляющие до сих пор своей тонкой художественной работой. Столицу Бактрии – Балх – уже тогда арабы назвали «Мать городов», подчеркивая древность этой территории, по сути – колыбели цивилизации. Между двумя берегами была налажена переправа, расцветали торговля и обмен культурными ценностями. Трудолюбивые бактрийцы осваивали земледелие, орошение земель, рыболовство и были самодостаточным народом.

А дальше процветающая Бактрия содрогнулась от железных македонцев, которых привел Искандер Зулькарнайн – Александр Македонский. Но тут он встретил достойный отпор: бактрийцы защищались до последнего. Где хитростью, где силой, где обманом он начал покорение среднеазиатских земель. Завоеванный город он назвал незатейливо – Александрия на Оксе, рассчитывая, что он станет опорой его империи. Так в бактрийскую и индийскую культуры влилась блестящая эллинийская, о чем свидетельствуют изящные статуэтки из мрамора, кости и терракоты. Появилась первая безупречная чеканка монет. После смерти Александра Македонского край пришел в упадок и стал лакомым куском для набегов кочевников. Термез был разрушен, затем вновь возрожден под именем Антиохия – царское имя, которое говорит об огромном значении города для селевкидов.

И вот на смену греко-бактрийской культуре и религии пришел буддизм в лице кушанов-юэчжи, пересекших «великую реку Гуй-шуй» и обосновавшихся на этой земле. Правители чеканили монету по образцу тетрадрахм Гелиокла, и эти монетки можно видеть в музее. Выросли религиозные центры, развалины которых мы можем наблюдать благодаря археологам, – Каратепа, Фаязтепа, Дальверзинтепа и многие другие тепа, открывшие нам поражающие воображение буддийские храмы с наземными и подземными сооружениями. Получили развитие ремесла, особенно керамика: мастера украшали свои творения орнаментами, налепами, лощением, штампами. В Тармите появился даже квартал керамистов. Быстрыми темпами развивалось ткачество, каменотесное дело, изготовление ножей из железа и бронзы. Города зашумели базарами, расцвела торговля с Индией, Амударья связала Сурхан с Хорезмом и Парфией. Позиции буддийской общины были довольно весомыми, к буддизму приобщались все более широкие слои населения. Хотя оставались и зороастризм, и поклонение древнегреческим божествам…

Средневековье принесло в Древнюю Бактрию ислам. Началось строительство новых культовых сооружений: мавзолеев, медресе, ханака, караван-сараев. При строительстве повсеместно использовался жженый кирпич. Это время отмечено быстрым развитием архитектуры, орнаменталистики. Греко-бактрийские скульптуры уничтожались, как когда-то фигурки Анахиты, у которых отбивали головы и уродовали лица.

Термез до Чингисхана – большой портовый город, который вел бурную торговлю и вверх и вниз по реке. После десяти дней ожесточенного противостояния монгольской армии Термез исчез с лица земли. За мужественное сопротивление врагу он удостоился звания «город мужей».

Но вскоре на пепелище был заложен первый кирпич, который дал начало новой жизни древнего города. Двести лет спустя он стал столь огромен и величествен, что испанский посол Рюи Гонсалес де Клавихо, направляющийся с дипломатической миссией ко двору Амира Темура, был поражен его размерами. Посол писал в своем дневнике, как он все ехал и ехал к месту своего пребывания и конца не было площадям, многолюдным улицам и шумным базарам…